Назвать по другому знакомую сказку

"Путешествие по зимним сказкам"

назвать по другому знакомую сказку

Ну, теперья знаю, как тебя назвать. Вот, к примеру, одного моего знакомого зовут Длинноухий, другого — Серый. Но нет на всей земле такого осла. Чтобы внести новизну, усложнить восприятие давно знакомой сказки, .. их будем называть, что может случиться с ними в новых обстоятельствах? Но еще важнее давать смешанные образы другого, более целесообразного. Правило трех повторов поможет вам легче запомнить имя нового знакомого. Нужно назвать собеседника по имени как минимум три раза. Сначала.

Я вовсе и не думала. Он опять запел; поет-то один, а слышно два голоса; остановился и спрашивает: Я теперь от тебя не отстану, Пришел мужик домой, а Горе зовет его в кабак. Да на что тебе деньги? Видишь, на тебе полушубок надет, а на что он? Скоро лето будет, все равно носить не станешь! Пойдем в кабак, да полушубок побоку Мужик и Горе пошли в кабак и пропили полушубок. На другой день Горе заохало, с похмелья голова болит, и опять зовет хозяина винца испить. Возьми сани да телегу — с нас и довольно!

Нечего делать, не отбиться мужику от Горя: Наутро Горе еще больше заохало, зовет хозяина опохмелиться; мужик пропил и борону и соху. Месяца не прошло, как он все спустил; даже избу свою соседу заложил, а деньги в кабак снес. Горе опять пристает к нему: Воля твоя, а больше тащить нечего. У твоей жены два сарафана: Мужик взял сарафан, пропил и думает: Ни кола, ни двора, ни на себе, ни на жене!

Пошел мужик к соседу: Привел пару волов, сел вместе с Горем на телегу и поехал в чистое поле. Приехали они на то место, остановились и вылезли из телеги. Горе велит мужику поднимать камень; мужик поднимает, Горе пособляет; вот подняли, а под камнем яма- полна золотом насыпана. Мужик принялся за работу и насыпал телегу золотом, все из ямы повыбрал до последнего червонца; видит, что уж больше ничего не осталось, и говорит: Я что-то не вижу!

Горе полезло в яму; только что опустилось туда, а мужик и накрыл его камнем. Приехал мужик домой, свалил деньги в подвал, волов отвел к соседу и стал думать, как бы себя устроить. Купил лесу, выстроил большие хоромы и зажил вдвое богаче своего брата.

Долго ли, коротко ли — поехал он в город просить своего брата с женой к себе на именины. На другой день богатый брат собрался с женою, и поехали на именины; смотрят, а у бедного-то голыша хоромы новые, высокие, не у всякого купца такие есть!

Основы философии: от Рябы до Теремка

Мужик угостил их, употчевал всякими наедками, напоил всякими медами и винами. Спрашивает богатый у брата: Мужик рассказал ему по чистой совести, как привязалось к нему Горе горемычное, как пропил он с Горем в кабаке все свое добро до последней нитки: Отпустил свою жену домой, а сам в поле погнал; подъехал к большому камню, своротил его в сторону и наклоняется посмотреть, что там под камнем? Не успел порядком головы нагнуть — а уж Горе выскочило и уселось ему на шею.

Нет, теперь я от тебя ни за что не отстану. Один раз обманул, в другой не обманешь! Крепко насело Горе богатому купцу на шею; привез он его домой, и пошло у него все хозяйство вкривь да вкось. Горе уж с утра за свое принимается; каждый день зовет купца опохмелиться; много добра в кабак ушло. Пойдем на двор в гулючки играть.

А Горе и радо; вышли на двор. Сперва купец спрятался — Горе сейчас его нашло, после того черед Горю прятаться. Я хоть в какую щель забьюсь! Смотри-ка, еще как спрячусь! Влезло Горе в колесо; купец взял да и с другого конца забил во втулку дубовый клин, поднял колесо и забросил его вместе с Горем в реку.

Горе потонуло, а купец стал жить по-старому, по-прежнему. Жар-птица и Василиса-царевна В некотором царстве, за тридевять земель — в тридесятом государстве жил-был сильный, могучий царь. У того царя был стрелец-молодец, а у стрельца-молодца конь богатырский. Раз поехал стрелец на своем богатырском коне в лес поохотиться; едет он дорогою, едет широкою — и наехал на золотое перо жар-птицы: Говорит ему богатырский конь: И раздумался добрый молодец — поднять перо аль нет?

Коли поднять да царю поднести, ведь он щедро наградит; а царская милость кому не дорога? Не послушался стрелец своего коня, поднял пере жар-птицы, привез и подносит царю в дар.

Стрелец залился горькими слезами и пошел к своему богатырскому коню. Ну, да не бойся, не печалься: Ступай к царю, проси, чтоб к завтрему сто кулей белоярой пшеницы было по всему чистому полю разбросано. Царь приказал разбросать по чистому полю сто кулей белоярой пшеницы. На другой день на заре поехал стрелец-молодец на то поле, пустил коня по воле гулять, а сам за дерево спрятался. Вдруг зашумел лес, поднялись волны на море — летит жар-птица; прилетела, спустилась наземь и стала клевать пшеницу.

Богатырский конь подошел к жар-птице, наступил на ее крыло копытом и крепко к земле прижал, стрелец-молодец выскочил из-за дерева, прибежал, связал жар-птицу веревками, сел на лошадь и поскакал во дворец.

Приносит царю жар-птицу; царь увидал, возрадовался, благодарил стрельца за службу, жаловал его чином и тут же задал ему другую задачу: Достанешь — златом-серебром награжу, а не достанешь — то мой меч, твоя голова с плеч! Залился стрелец горькими слезами, пошел к своему богатырскому коню.

Ступай к царю, попроси палатку с золотою маковкой да разных припасов и напитков на дорогу. Царь дал ему и припасов, и напитков, и палатку с золотою маковкой.

Стрелец-молодец сел на своего богатырского коня и поехал за тридевять земель. Долго ли, коротко ли — приезжает он на край света, где красное солнышко из синя моря восходит. Смотрит, а по синю морю плывет Василиса-царевна в серебряной лодочке, золотым веслом попихается.

Стрелец-молодец пустил своего коня в зеленых лугах гулять, свежую травку щипать; а сам разбил палатку с золотой маковкою, расставил разные кушанья и напитки, сел в палатке — угощается, Василисы-царевны дожидается.

А Василиса-царевна усмотрела золотую маковку, приплыла к берегу, выступила из лодочки и любуется на палатку. Василиса-царевна вошла в палатку; начали они есть-пить, веселиться. Выпила царевна стакан заморского вина, опьянела и крепким сном заснула. Стрелец-молодец крикнул своему богатырскому коню, конь прибежал; тотчас снимает стрелец палатку с золотой маковкою, садится на богатырского коня, берет с собою сонную Василису-царевну и пускается в путь-дорогу, словно стрела из лука.

Приехал к царю; тот увидал Василису-царевну, сильно возрадовался, благодарил стрельца за верную службу, наградил его казною великою и пожаловал большим чином. Василиса-царевна проснулась, узнала, что она далеко-далеко от синего моря, стала плакать, тосковать, совсем из лица переменилась; сколько царь ни уговаривал — все понапрасну.

Вот задумал царь на ней жениться, а она и говорит: Царь тотчас за стрельцом-молодцом: Достанешь — больше прежнего награжу, а не достанешь-то мой меч, твоя голова с плеч! Ну, да не бойся: Садись на меня, да поедем к синю морю. Долго ли, коротко ли — приехал стрелец-молодец на край света и остановился у самого моря; богатырский конь увидел, что большущий морской рак по песку ползет, и наступил ему на шейку своим тяжелым копытом.

Что тебе нужно, все сделаю. Рак крикнул громким голосом на все сине море; тотчас море всколыхалося: Старшой рак отдал им приказание, бросились они в воду и через час времени вытащили со дна моря, из-под великого камня, подвенечное платье Василисы-царевны. Приезжает стрелец-молодец к царю, привозит царевнино платье; а Василиса-царевна опять заупрямилась.

Царь приказал налить чугунный котел воды, вскипятить как можно горячей да в тот кипяток стрельца бросить. Вот все готово, вода кипит, брызги так и летят; привели бедного стрельца. Зачем коня не послушался? Позволь перед смертию пойти с конем попрощаться. Пришел стрелец к своему богатырскому коню и слезно плачет. Вернулся стрелец из конюшни; тотчас подхватили его рабочие люди — и прямо в котел; он раз-другой окунулся, выскочил из котла — и сделался таким красавцем, что на в сказке сказать, ни пером написать.

Царь увидал, что он таким красавцем сделался, захотел и сам искупаться; полез сдуру в воду и в ту ж минуту обварился. Царя схоронили, а на его место выбрали стрельца-молодца; он женился на Василисе-царевне и жил с нею долгие лета в любви и согласии. Заколдованная королевна В некоем королевстве служил у короля солдат в конной гвардии, прослужил двадцать пять лет верою и правдою; за его честное поведение приказал король отпустить его в чистую отставку и отдать ему в награду ту самую лошадь, на которой в полку ездил, с седлом и со всею сбруею.

Простился солдат с своими товарищами и поехал на родину; день едет, и другой, и третий Видит, что дело-то больно плохо, сильно есть хочется; стал по сторонам глазеть и увидел в стороне большой замок.

Поворотил к замку, взъехал на двор, лошадь на конюшню поставил и задал ей корму, а сам в палаты пошел. В палатах стол накрыт, на столе и вина и ества, чего только душа хочет! Если ты устоишь да переночуешь здесь три ночи, то колдовство рушится — я сделаюсь по-прежнему королевною и выйду за тебя замуж. Солдат согласился, медведица ушла, и остался он.

Тут напала на него такая тоска, что на свет бы не смотрел, а чем дальше — тем сильнее; если б не вино, кажись бы, одной ночи не выдержал! На третьи сутки до того дошло, что решился солдат бросить все и бежать из замка; только как ни бился, как ни старался — не нашел выхода.

Нечего делать, поневоле пришлось оставаться. Переночевал и третью ночь, поутру является к нему королевна красоты неописанной, благодарит его за услугу и велит к венцу снаряжаться. Тотчас они свадьбу сыграли и стали вместе жить, ни о чем не тужить. Через сколько-то времени вздумал солдат об своей родной стороне, захотел туда побывать; королевна стала его отговаривать: Нет, не могла отговорить.

Прощается она с мужем, дает ему мешочек — сполна семечком насыпан, и говорит: Сел добрый молодец на своего заслуженного коня и поехал в дорогу; где ни едет, по обеим сторонам семя бросает, и следом за ним леса подымаются; так и ползут из сырой земли! Едет день, другой, третий и увидал: Своротил коня в сторону, подъезжает к купцам: А того и невдомек, что это не купцы, а всё нечистые. Да у меня лучше. Вынул из мешка одно зернышко и бросил наземь — в ту ж минуту выросло вековое дерево, на том дереве дорогие плоды красуются, разные птицы песни поют, заморские коты сказки сказывают.

По той похвальбе узнали его нечистые. Принялись его угощать и опоили волшебным зельем; солдат упал на траву и заснул крепким, беспробудным сном; а купцы, караван и котел вмиг исчезли. Вскоре после того вышла королевна в сад погулять; смотрит — на всех деревьях стали верхушки сохнуть.

Три месяца прошло, пора бы ему и назад вернуться, а его нет как нету! Едет по той дороге, по какой и солдат путь держал, по обеим сторонам леса растут, и птицы поют, и заморские коты сказки мурлыкают. Доезжает до того места, что деревьев не стало больше — извивается дорога по чистому полю, и думает: Не сквозь землю же провалился! Подбежала к нему и ну толкать-будить — нет, не просыпается; принялась щипать его, колоть под бока булавками, колола, колола — он и боли не чувствует, точно мертвый лежит — не ворохнется.

Рассердилась королевна и с сердцов проклятье промолвила: Только успела вымолвить, как вдруг засвистали-зашумели ветры, и в один миг подхватило солдата буйным вихрем и унесло из глаз королевны. Поздно одумалась королевна, что сказала слово нехорошее, заплакала горькими слезами, воротилась домой и стала жить одна-одинехонька. А бедного солдата занесло вихрем далеко-далеко, за тридевять земель, в тридесятое государство, и бросило на косе промеж двух морей; упал он на самый узенький клинышек; направо ли сонный оборотится, налево ли повернется — тотчас в море свалится, и поминай как звали!

Полгода проспал добрый молодец, ни пальцем не шевельнул; а как проснулся — сразу вскочил прямо на ноги, смотрит — c обеих сторон волны подымаются, и конца не видать морю широкому; стоит да в раздумье сам себя спрашивает: Подходит к этой горе и видит — три черта дерутся, кровь с них так и льется, клочья так и летят!

A Show of Scrutiny - Critical Role - Campaign 2, Episode 2

За что вы деретесь? Из таких пустяков бой затеяли. Хотите, я вас разделю; все будете довольны, никого не обижу. Бегите скорей по сосновым лесам, наберите смолы по сту пудов и несите. Черти бросились по сосновым лесам, набрали смолы триста пудов и принесли к солдату. Черти приволокли большущий котел — бочек сорок войдет! Солдат развел огонь и, как только смола растаяла, приказал чертям тащить котел па гору и поливать ее сверху донизу. Черти мигом и это исполнили.

Черти пихнули камень, и покатился он с горы шибко-шибко; бросились все трое вдогонку; вот один черт нагнал, ухватился за камень — камень тотчас повернулся, подворотил его под себя и вогнал в смолу.

Нагнал другой черт, а потом и третий, и с ними то же самое! Прилипли крепко-накрепко к смоле! Солдат взял под мышку сапоги-скороходы да шапку-невидимку, сел на ковер-самолет и полетел искать свое царство. Долго ли, коротко ли — прилетает к избушке, входит — в избушке сидит баба-яга костяная нога, старая, беззубая.

Скажи, как бы мне отыскать мою прекрасную королевну? Видом ее не видала, слыхом про нее не слыхала. Ступай ты за столько-то морей, за столько-то земель — там живет моя середняя сестра, она знает больше моего; может, она тебе скажет. Солдат сел на ковер-самолет и полетел; долго пришлось ому по белу свету странствовать. Захочется ли ему есть-пить, сейчас наденет на себя шапку-невидимку, спустится в какой-нибудь город, зайдет в лавки, наберет — чего только душа пожелает, на ковер — и летит.

Прилетает к другой избушке, входит — там сидит баба-яга костяная нога, старая, беззубая. Не знаешь ли, где найти мне прекрасную королевну?

"Путешествие по зимним сказкам"

Сколько лет на свете живешь, все зубы повывалились, а доброго ничего не знаешь. Сел на ковер-самолет и полетел к старшей сестре. Долго-долго странствовал, много земель и много морей видел, наконец прилетел на край света, стоит избушка, а дальше никакого ходу нет — одна тьма кромешная, ничего не видать! Скажи, где мне искать мою королевну? Ведь они по всему свету дуют, так должны знать, где она теперь проживает.

Вышла старуха на крыльцо, крикнула громким голосом, свистнула молодецким посвистом; вдруг со всех сторон поднялись-повеяли ветры буйные, только изба трясется!

И как только собрались ветры, начала их спрашивать: Немного погодя прилетает южный ветер. Я зашел в новое царство, где живет прекрасная королевна; муж у ней без вести пропал, так теперь сватают ее разные цари и царевичи, короли и королевичи.

Солдат начал со слезами молить, чтобы южный ветер взял его и донес в новое царство.

назвать по другому знакомую сказку

Отдохнул южный ветер, собрался с силами и говорит солдату: Вдруг зашумел-засвистал сильный вихорь, подхватило солдата на воздух и понесло через горы и моря под самыми облаками, и ровно через три часа был он в новом царстве, где жила его прекрасная королевна.

Говорит ему южный ветер: Жалеючи тебя, не хочу гулять в твоем царстве. Вот пока его не было в царстве, в саду все деревья стояли с сухими верхушками; а как он явился, тотчас ожили и начали цвесть. Входит он в большую комнату, там и сидят за столом разные цари и царевичи, короли и королевичи, что приехали за прекрасную королевну свататься; сидят да сладкими винами угощаются.

Какой жених ни нальет стакан, только к губам поднесет — солдат тотчас хвать кулаком по стакану и сразу вышибет. Все гости тому удивляются, а прекрасная королевна в ту ж минуту догадалася. Кто отгадает эту загадку, за того замуж пойду. Цари и царевичи, короли и королевичи долго над тою загадкою ломали свои мудрые головы, а разгадать никак не. Солдат снял с себя шапку-невидимку, взял ее за белые руки и стал целовать в уста сахарные. Пришлось женихам оглобли поворачивать, разъехались они по своим дворам, а королевна стала с своим мужем жить-поживать да добра наживать.

Звериное молоко Слыхали вы о Змее Змеевиче? Ежели слыхали, так вы знаете, каков он и видом и делом; а если нет, так я расскажу о нем сказку, как он, скинувшись молодым молодцом, удалым удальцом, хаживал к княгине-красавице.

Правда, что княгиня была красавица, черноброва, да уж некстати спесива; честным людям, бывало, слова не кинет, а простым к ней доступу не было; только с Змеем Змеевичем ши-ши-ши!

А супруг ее, князь — княжевич Иван-королевич, по обычаю царскому, дворянскому, занимался охотой; и уж охота была, правду сказать, не нашим чета! Не только собаки, да ястреба, да сокола верой-правдой ему служили, но и лисицы, и зайцы, и всякие звери, и птицы свою дань приносили; кто чем мастерил, тот тем ему и служил: Словом, князь-княжевич Иван-королевич с своею охотою был неодолим, страшен даже самому Змею Змеевичу; а он ли не был горазд на все, да нет!

Сколько задумывал, сколько пытался он истребить князя и так и сяк — все не удалось! Завела под лоб ясные глазки, опустила белые ручки, слегла больна; муж испугался, всхлопотался: Пошел муж за волчьим молоком, взял с собой охоту; попалась волчица, только что увидела князя-княжевича — в ноги ему повалилась, жалобным голосом взмолилась: Тотчас она молока для него надоила и в благодарность еще волчоночка подарила.

Иван-королевич волчонка отдал в охоту, а молоко принес к жене; а жена было надеялась: Пришел — и нечего делать, волчьим молоком умылась, окатилась и с постельки встала, как ничем не хворала. Долго ли, коротко ли, слегла.

назвать по другому знакомую сказку

Иван-королевич взял охоту, пошел искать медвежьего молока. Медведица зачуяла беду, в ноги повалилась, слезно взмолилась: Тотчас она молока надоила и в благодарность медвежонка подарила. Иван-королевич опять возвратился к жене дел и здоров.

Сослужи еще службу, в последний раз докажи свою дружбу, принеси мне львиного молока — и не стану я хворать, стану песни распевать и тебя всякий день забавлять. Захотелось княжевичу видеть жену здоровою, веселою; пошел искать львицу. Дело было не легкое, зверь-то заморский. Взял он свою охоту; волки, медведи рассыпались по горам, по долам, ястреба, сокола поднялись к небесам, разлетелись по кустам, по лесам, — и львица, как смиренная раба, припала к ногам Ивана-королевича.

Иван-королевич принес львиного молока. Жена поздоровела, повеселела, а его опять просит: Теперь я и здорова и весела, а еще бы я красовитей была, если б ты потрудился достать для меня волшебной пыли: Князь пошел — видно, его такая доля была! Пришел к мельнице, замки сами размыкаются, двери растворяются; набрал Иван-королевич пыли, идет назад — двери запираются замки замыкаются; он вышел, а охота вся осталась. Рвется, шумит, дерется, кто зубами, кто когтями ломит двери.

Постоял-постоял, подождал-подождал Иван-королевич и с горем воротился один домой; тошно у него было на животе, холодно на сердце, пришел домой — а в доме жена бегает и весела и молода, па дворе Змей Змеевич хозяйничает: Вот тебе мой привет — на шейку шелкова петля!

Спел одну — Змей заслушался; а ворон, что мертвечину клевал, поэтому и в западню не попал, кричит: Твоя охота три двери прогрызла! Спел другую — ворон кричит: Я пел ее перед свадьбой, спою и перед могилой. Затянул третью песню, а ворон кричит: Но помимо всех этих, пусть и узловых, задач не менее важно сделать нашу устную, письменную речь эмоциональной, образной, красивой. Постараемся хотя бы вкратце объяснить, какие методы и приемы будут способствовать воспитанию красивой речи.

Это, во-первых, умение задавать вопросы, так как, по мнению авторитетных отечественных и зарубежных психологов А. Конечно, в течение дня ребенок ситуативно задает массу вопросов. Но, поверьте, гораздо труднее ему будет поставить шуточный вопрос героям, к примеру, сказки про курочку рябу деду, бабе, курочке или мышке.

Далее, кроме спонтанного формирования основ устной речи, требуется специальное обучение. В этом плане достаточно большое значение имеет конструирование слов, словосочетаний и предложений. Вместе с детьми нужно: Хорошо известно также, что элементы лингвистического образования закладываются с самых ранних лет. В этой связи крайне важно не только научить ребенка устно сочинять, но и показать ему новые возможности, открывающиеся в жанре письменного общения друг с другом.

Самые простые виды такого общения — это записки, телеграммы, короткие письма. И несомненно то, что любимые герои сказок, художественных произведений являются первыми объектами такого общения. И вместе с ними начинаем сочинять ребенок говорит, взрослый записывает, затем вместе читаем и обсуждаем написанное, корректируя и совершенствуя его по содержанию и стилю. Заметим, что ребенок чутко улавливает особенности устной и письменной речи, особенно при таком постоянном собственном участии.

Кроме того, телеграмма как и записка, письмо могут быть по своему эмоциональному настрою различны и выражать восхищение, благодарность… Значит, тут налицо соединение и взаимосвязь речевого и нравственного начала, которые формируются параллельно. До недавнего времени считалось, что дошкольникам сложно понять переносное значение фразеологизмов и пословиц.

Сохина и других авторов показали несостоятельность этого тезиса. Чтобы помочь детям уяснить идею сказки и переносный смысл форм малого фольклора, автор почти к каждому произведению предлагает специально подобранные фразеологизмы и пословицы. Одни из них точно соотносятся с основным смыслом сказки, другие менее подходят. Разбирая их вместе с малышом и обсуждая смысл каждой из них, мы помогаем ребенку запоминать поговорки, учиться применять их к месту, более четко уяснять внутреннее содержание сказки.

Не отсюда ли и радость кота — быть сытым в праздник? Но ведь праздники бывают не каждый день, а значит: Так, разбирая содержание и выясняя происхождение той или иной пословицы, мы расширяем кругозор малыша, его представление о народных традициях и обрядах.

Теперь, когда ясен для ребенка смысл пословицы, его легко увлечь игрой придумывания таких ситуаций, для которых бы годилась данная пословица, или сказок, к героям которых ее можно было бы отнести с полным основанием. Для развития речи детей автор советует чаще прибегать к испытанному методу — придумыванию иных, новых названий известных сказок, не искажая идеи произведения.

Мы с вами уже уяснили, что со сказками работа идет в нетрадиционном ключе. Этому в немалой степени способствует введение вместо привычного главного героя продуманного нового персонажа. Это нужно для поддержания интереса к сказке и для того, чтобы нарушить привычные стереотипы, и для того, наконец, чтобы повернуть сюжет сказки в новое русло.

назвать по другому знакомую сказку

Конечно, мы не вводим для детей столь сложную терминологию глаголы, существительные. Мы предлагаем детям игровую ситуацию: Давай попробуем и без них отгадать, какая это сказка.

Формированию такого чутья будут способствовать следующие приемы в работе со сказками: Этому способствует правильное ударение мука — мукаа порой различный контекст собачий хвост — собачий характер ; — объяснить этимологию слова то есть его происхождение. В сказках присутствует множество слов, этимология которых лежит на поверхности закоулочки… ; — произнести без гласных звуков какое-либо слово и предложить ребенку узнать.

Теперь обращаем ваше внимание на важность взаимосвязи речевой и умствен ной деятельности. Ребенок должен по принципу системного подхода обобщить и отобрать нужное только домашних животных или только диких. К примеру, из ряда слов: Вполне понятно, что любая систематизация по обобщенным признакам формирует логическое мышление. Сказка должна способствовать и общению. А кто берет интервью, кто его дает, по какому поводу — все эти конкретные моменты диктуются сюжетами сказки.

Особо обращаем внимание на развитие ребенка до такого уровня воображения, который помогает ему различать реальную жизнь и фантазии. Воображение очень полезно и важно для дошкольника: Здесь предлагается малышам впервые отойти от привычных стереотипов и изобрести новую сказку или какой-то ее эпизод.

Значительная часть предлагаемых тризовских методов достаточно подробно описана ниже. Мы же обратим внимание на дополнительные задания этой рубрики. Новое слово, которое все чаще появляется на устах взрослых. Речь идет о похищении детей. Есть проблема — значит, нужно ее решать. В том числе и с помощью скачок, ведь в них тоже нередко присутствует элемент похищения. Поэтому мы приобщаем детей к придумыванию паролей, которые воспрепятствовали бы всяческим похищениям.

Вначале они придумывают пароли петушку и другим героям сказки, которые в этом так нуждаются, а потом можно в игровой форме использовать такой пароль в житейской практике любой семьи.

Ведь совершенно не помешает, если в вашей семье будет действовать какой-либо пароль, знакомый лишь ее членам. Вначале мы, взрослые, оперируем ею в различных ситуациях помогаем Колобку стать невидимкой или, наоборот, великаном и. Возникает так называемая обратная связь: Еще один метод мы предлагаем в связи с развитием мышления, воображения и речи — объединить два коротких рассказа или сказки в одну с новым сюжетом. Сразу же оговоримся, что это нелегкая работа и для нас, взрослых.

В данном случае активную роль играют и речь, и воображение ребенка. В этой работе, несомненно, руководителями и организаторами являются взрослые. Каждая личность — клад фантазии. Убеждены в том, что у ваших детей достаточно изобретательности.

В целом изобретательство относится к развивающему обучению. Эта деятельность положительно влияет на активизацию резервных возможностей личности.

В данном случае дошкольник изобретает, то есть придумывает что-то новое не в буквальном смысле этого слова, а в мыслях. А изобретать можно и нужно разнопланово: Детям традиционно задается масса вопросов по тексту сказок. Они нередко сформулированы на уровне констатации Куда пошла Красная Шапочка? Но куда полезнее вопросы поискового характера почему, зачем, каким образом, а если бы, всегда.

Такой метод помогает формировать ассоциативное мышление, что очень необходимо и для будущего школьника, и для взрослого человека. По окончании просмотра полезно спросить: Ребенок начинает вспоминать и проводить параллели. Еще один метод — метод шифров приводим мы к качестве возможного в этой рубрике. Шифровать название сказок, имена их героев или отдельные слова из произведений — значит развивать смекалку, сообразительность, юмор.

А это спутники мышления и воображения. Теперь о связи сказки и математики. Не случайно еще К. Ушинский отмечал, что у хорошего учителя урок математики — это урок сельского хозяйства или домашней экономии. Тем более, когда мы ведем речь о дошкольнике, то должны иметь в виду, что математику рекомендуется максимально связать с окружающей жизнью. А для ребенка сказки — это его жизнь. Стандартные математические вопросы и задания счет, решение обычных задач находятся за пределами данной книжки. Теперь конкретно о математических вопросах.

Понятно, что найти сходство и различия — это логика, но математика без логики не существует. Далее, школьнику очень важно дать такое понятие: Когда ребенок четырех лет и старше познакомится с геометрическими фигурами, полезно с их помощью шифровать, моделировать знакомые сказки, то есть прятать героев в фигурки, которые легко можно угадать по форме и величине. Работая в этом направлении, взрослые постепенно уводят ребят от конкретики и конкретных образов к абстрагированию, то есть в конечном счете готовят детей к математической деятельности, только со знаками и числами.

Значительное место в этой рубрике отведено, как всегда, преобразовательной работе: В настоящее время отечественная и зарубежная педагогика все больше внимания и времени отводит формированию кинестетических способностей, которые заложены внутри нас, — способностей воспринимать время, чувствовать вес, тактильно запоминать и.

Поэтому барическое чувство весаа также верное восприятие времени проходит в заданиях, так или иначе связанных со сказкой: За какое время пробежит лиса 10 метров?